Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Наш опрос

Чего не хватает на этом сайте?
Всего ответов: 20

Статистика

Главная » Статьи » Cтатьи

Музыкальность как общечеловеческая черта
Музыкальность как общечеловеческая черта

Музыкальностью именуют комплекс индивидуально-психологических особенностей человека, позволяющий успешно выполнять музыкальную деятельность. Музыкальность присуща всем людям на Земле, но выражается она у каждого по-своему, отчего выполнение деятельности происходит у каждого хотя бы чуточку иным образом.

Примитивную музыкальность человек приобрел в процессе филогенеза, в ходе своего биологического развития, которое в основном завершилось примерно 35 тысяч лет назад. Вместе с тем музыкальность обусловлена также музыкальной культурой и человеческим измерением.

Человек как вид — уникален и его музыкальное поведение доказывает это. Еще в XIX веке, музыка рассматривалась в отрыве от человека и человечности, хотя уже имелись свидетельства, подкрепляющие взгляд на музыкальность как на составную часть человеческой природы.

Цель настоящей статьи — найти в опоре на так называемые поведенческие науки подтверждение «человечности» музыкальности, в рамках широкой родовой перcпективы развития человечества.

Если попытаться определить свойства и обстоятельства, благодаря которым человек выделился из животного мира, то обнаружится, что почти всеми качествами и чертами, присущими человеку обладают многие животные. Иначе говоря, существуют животные, обладающие многими свойствами и чертами, присущими человеку и выраженными в меньшей (а порой даже большей) степени.

Некоторые черты человеческого поведения в зачаточном виде можно обнаружить в сфере общения представителей животного мира (взаимодействие дельфинов, знаковый язык шимпанзе, используемый в экспериментах исследователей с приматами), в их «социальной» организации (поведение пчел или муравьев), в использовании голосовых сигналов («пение» птиц, «песни» китов) и т.п.

Отдельные представители животного мира могут демонстрировать рудиментарные формы «человеческого» поведения, И все же нельзя утверждать, что наша человечность зависит только от степени выраженности определенных черт или меры вовлеченности, которую мы демонстрируем в специфически человеческом поведении; различия в поведении любого животного и человека столь велики, что делают последнего уникальным.

К примеру, опытным путем доказано, что шимпанзе могут в определенных лабораторных экспериментах научиться общению с помощью языка жестов. Но, важно заметить, что они научаются человеческим знакам с помощью учителя-человека. Шимпанзе, находясь в своем естественном окружении, общаются друг с другом по-своему. За миллионы лет, у них так и не развился язык, поэтому, сопоставляя их коммуникативные навыки с человеческим языком, нетрудно заметить принципиальное различие между человеком и шимпанзе.

Поведение некоторых животных часто поражает целесообразностью, «мудростью». Так Библия отсылает нас к муравьям, как к наилучшей модели человеческого поведения: «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым».[1] Муравьи рекомендуются человеку для усовершенствования его поведения, для правильного устройства социальной жизни людей.

Однако, исполняя утренние «танцы», эти насекомые не создают новые хореографические движения, а множество «песен» различных животных со всем их необычным очарованием, невозможно прировнять по значимости для человечества мировой музыки.

Так что же составляет природу человеческой натуры? Такой вопрос занимал внимание философов, ученых, мыслителей в течение многих столетий, однако не похоже, чтобы на него даже сегодня можно дать полный и окончательный ответ.

В наше время музыкальная деятельность человека как культурный феномен подверглась изучению со стороны так называемых поведенческих наук. Данные биологии музыки, медицины, антропологии, этномузыкологии, социологии, психологии дают возможность выделить 10 идентификационных признаков, благодаря которым человеческая деятельность представляется уникальной в рамках животного мира.

Рассмотрим эти признаки в следующей последовательности: биологические различия, адаптация, культурная эволюция, символическое поведение, любовь, религия, игра, технология, знания и эстетическая сензитивность.

Биологические различия

Мы живем во вселенной часто в одинаковых с другими животными условиях. Хотя у человека и приматов имеется аналогичный генетический материал и одинаковый механизм репродуктивной деятельности и сходный состав крови, человек резко и существенно выделяется из животного мира как особый вид. Рука гориллы, сформировавшаяся около 35 тыс. лет назад, длинная, тонкая и слабая, с коротким большим пальцем; рука человека короче, но имеет длинный большой палец, позволяющий осуществлять прочную хватку и проявлять чудеса сноровки и ловкости, например, при игре на фортепиано.

Существенного различно и анатомическое устройство гортани. Только человек имеет голосовой аппарат, позволяющий ему не только говорить, но и петь; устройство гортани приматов не позволяет делать это.

Люди отличаются от других животных тем, что способны контролировать свое поведение. Для выполнения наиболее сложных поведенческих актов человек руководствуется не столько инстинктом, сколько разумом.

В отличие от птиц, «пение» которых предопределено генетически, человек поет в определенной для данного общества манере, которую он постигает в процессе инкультурации, постижения традиции и в ходе специального обучения.

Таким образом, человек биологически уникален благодаря особенностям анатомического устройства и способности тормозить или видоизменять инстинктивное поведение.

Основное анатомическое различие между человеком и другими животными заключается в мощи и потенциале человеческого мозга, благодаря деятельности которого сформировались сферы специфически человеческой деятельности — язык, искусство, религия, технология, и т.д.

Биологические потенции человека, составляющие природную основу музыкальности, позволяют выполнять элементарную музыкальную деятельность. Физическая и ментальная природа человека дают возможность осуществлять самую сложную и разнообразную музыкально-творческую деятельность.
Адаптация

Многие животных имеют необыкновенно развитые физические особенности. Так ягуары способны двигаться с огромной скоростью, орлы имеют исключительную зоркость зрения, собаки обладают более развитым, чем у человека чувством обоняния, летучие мыши могут совершать быстрые полеты, ориентируясь с помощью издаваемых звуковых волн.

Преимущества человека проявляются в других сферах, прежде всего ментальной. В жизни человек полагается не столько на животную силу, способность быстро бегать или тонкое обоняние, сколько на мощь и быстроту ума, на преимущества, связанные с работой мозга.

Поведение животных преимущественно инстинктивно.[2] Инстинкты — это врожденные инструкции, которые служат причиной животного поведения в определенной заранее предписанной манере; можно сказать иначе — инстинкты есть относительно сложные образцы поведения, которые со временем существенно не изменяются.

Всякий раз инстинкты животных (перелет птиц на зиму на юг, спячка медведей и поднятие рыб вверх по течению, чтобы метать икру) в каждом случае поведение производится не потому, что животное принимает осознанное решение о необходимости или целесообразности его выполнения, а потому, что это запрограммировано врожденными генетическими инструкциями.

Люди тоже рождаются с определенными рефлексами — такими как мигание глаз и сосание. Однако человек приходит к осознанному решению, которое намного расширяет репертуар его возможных ответов.

Внутри определенных небиологических сдерживаний и принуждений, воздействующих на людей политических, экономических и социологических обстоятельств, каждый по-своему решает, где и как ему жить, какую избрать профессию, где работать, верить ли в Бога, какую носить одежду, сколько времени спать, какую и в каком количестве употреблять пищу и т.д.

Ничто из этого не является врожденным определенным инстинктами поведениями. Свобода от инстинктивного поведения представляет для человека исключительную выгоду, которой лишены животные.

Человек — бесконечно пластичный творец, способный осуществить почти всё, что задумал. Люди могут существовать где угодно, выживать в любом климате: в жаркой пустыне и в холодной Арктике, в глубинах океанов и в космосе; они могут вести жизнь кочевников, монахов или китобоев, в то время как животные обречены судьбой вести только подходящий для них образ жизни.

Адаптация человека к окружающей среде осуществляется по-разному. Рене Дюбо в своей книге «Прославления жизни»[3] свойство человека повсюду оставаться одним и тем же существом, но жить и действовать по-разному определил термином «инвариант».

Каждый человек имеет определенные потребности, но способ, с помощью которого они удовлетворяются, сильно различаются у каждой личности и в каждой этнической группе. Хотя необходимость в пище свойственна всем животным, человек демонстрирует изумительную склонность к поедания почти всего, что съедобно, хотя какой-то особой человеческой пищи не существует.

Человек использует множество вариантов жилища (от иглу — эскимосской хижины из затвердевшего снега — до мраморного дворца), одежды (от шотландской юбки до японского кимоно). Все эти инварианты иллюстрируют способность человека к адаптации.

Искусство — тоже человеческий инвариант; во все времена и повсюду люди пели, рисовали, танцевали. Пластичность творческой природы человека привела к созданию самых разных форм и жанров в искусстве: к созданию песчаных картин и окрашенных окон, лимериков (шуточных 5-строчных стихотворений) и новелл, танцевальных квадратов и большого балета, огромных каменных голов в Восточной Исландии и миниатюрных костяных вырезок на Востоке.

В музыке простота «африканского фортепиано» для большого пальца (mbira) сосуществует со сложным устройством величественного органа.

Создание музыки является одной их форм принятия человеком решений, при которых всегда совершаются выбор. Музыка не есть продукт инстинктивного поведения. Мы не поем определенные песни, которые генетически представлены в нашей системе.

Скорее, мы создаем музыку потому, что мы биологически способны к этому и потому, что мы выбираем это. Птицы «поют» и, возможно, они извлекают из этого удовольствие. Однако, песни, которые они поют и манера, в которой они поют, по преимуществу есть результат генетически запрограммированных инструкций.

Мы же поем и извлекая из этого эстетическое удовольствие. Народные песни, хотя их авторы и остались неизвестными, созданы осознанно, с изумительным и, по-видимому, бесконечным набором вариантов. Итак, свобода от инстинктивных ответов есть человеческая черта, и имеет огромное значение для музыки.

К продуктам музыкального творчества относят как 15-секундные телевизионные рекламы, так и 4-часовые китайские оперы. В искусстве, как и во всех вещах, человек проявляет разнообразные формы адаптации. Благодаря пластичности человеческого мозга создан огромный и разнообразный фонд культурных ценностей.[4]

Итак, уникальность человека проявляется в высокой степени его адаптации. Человек не имеем врожденной специальности, но имеет ментальную специализацию. Концепция «инвариантов» позволяет понять, что человек может удовлетворять общие для всех людей потребности через бесконечное разнообразие поведений. Мы не обязаны проживать всю жизнь по предписанной, заданной природой генетической программе, но свободно адаптируемся ко многим различным стилям жизни.
Культурная эволюция

Идея биологической эволюции состоит в том, что организмы сохраняют свойства, полезные для продления жизни и передают их своим потомкам. Требуются сотни, тысячи и даже миллионы лет, чтобы какое-либо свойство могло стать устойчивой характеристикой всех членов вида, например, чтобы у всех слонов появились хоботы.

Биологическая эволюция человека в основном завершилась около 35 тыс. лет назад. Затем человек стал пытаться в бoльшей мере изменять среду, а не себя. Если животные, живущие в арктическом климате, дабы не вымерзнуть развили различные защитные средства (плотная шерсть, толстый слой подкожного жира), то люди в той же ситуации, хотя и претерпевали аналогичные небольшие изменения, были склонны к изменению среды обитания; они создали парку (одежда эскимосов), иглу и другие средства, позволяющие выжить в условиях жестокого холода.

И сегодня человек продолжает развиваться в первую очередь через культурную адаптацию.

Человеческая культура включает политические, социальные, воспитательные, образовательные, экономические, религиозные институты и бесчисленные продукты человеческого мышления. Культура позволяет каждому поколению извлекать пользу из достижений предыдущих поколений.

Кооперация является отличительным признаком эволюции человеческой культуры. Люди достигают успеха благодаря совместным усилиям и разделению труда. Это проявляется в самых разных областях человеческой деятельности (спорт, наука, сочинение музыки).

Современное общество продолжает зависеть от кооперации, очевидно даже в бoльшей степени, нежели раньше. Кооперация есть первое условие групповой деятельности. Любого человека можно научить действовать так, как действовали или действуют другие люди.

Важную роль в сохранении знаний и культурных традиций (в том числе музыкальных) играют процесс инкультурации и «наращивание» опыта поколений. В статье «Смысл горизонта» Дж. Бёрнс писал: «Опыт любого момента имеет свой горизонт. Сегодняшний опыт, который еще не является завтрашним, имеет на горизонте некоторые намеки и скрытые смыслы, которые являются завтрашним на горизонте сегодняшнего.

К опыту каждого человека может быть добавлен опыт других людей, живущих в его время или живших прежде, и таким образом общий мир опыта, больший, чем мир собственных наблюдений одного человека, может быть пережит каждым чело веком. Однако, каким бы обширным ни мог быть общий мир, у него также есть свой горизонт; и на этом горизонте всегда появляется новый опыт…»[5]

Искусство играет важную роль в культурной революции. Различные группы людей в разные времена и в разных местах могут быть идентифицированы благодаря созданным ими произведениям искусства.

Тотeмный столб, портрет или национальный гимн — это художественные символы, которые служат для человека мощными средствами коммуникации и соучастия. Вот почему изучение произведений искусства племени, нации, эпохи, культуры дает уникальное понимание сущности жизни той или иной этнической общности.

Итак, человек — единственный представитель животного мира, включенный в культурную эволюцию (культурогенез). Культура есть средство, с помощью которого человечество постоянно адаптируется к среде. Это также великолепный способ культурной кооперации разных поколений общества.
Символическое поведение

Высоко развитая способность человека к символическому поведению наиболее отчетливо сказывается в использовании языка.

Животные совершенно не имеют речи. Хотя они общаются, выражают свои эмоции, проявляют желания и контролируют поведение друг друга но делают это не посредством разговора, не подавая никаких признаков речи.

Тщательные исследования звуков, которые издают самые высшие обезьяны, показали, что ни один из звуков не является денотативным, то есть не является рудиментарным словом.[6]

В. Фёрнесс, например, говорит: «Если у этих животных есть язык, то он ограничен лишь малостью звуков общего эмоционального значения. У них нет членораздельной речи и общение друг с другом происходит посредством голосовых звуков не в большей степени, чем у собак, то есть при помощи рычания, воя и лая».[7]

Ученые, исследовавшие дочеловеческие речевые функции у обезьян, пришли к выводу, что «хотя для обезьян — от лемура до высших — появляется все больше доказательств употребления голоса и определенных словоподобных звуков для символизации чувств и, возможно, также и идей, никто из этих приматов не проявляет систематизации голосовых символов, которую можно было бы приблизительно описать как речь».[8]

Хотя язык делает возможным передачу многообразных идей, он не адекватен для выражения всей полноты человеческих мыслей и чувств. В дополнение к языку, мы имеем широкий ряд невербальных символических поведений, используем математические символы, компьютерные языки, язык тела и искусство. Невербальная коммуникация не только дополняет и расширяет вербальную, но также придает определенную экспрессию.

Искусство обеспечивает путь познания и чувствования, который не доступен постижению с помощью других средств. Хотя язык — важнейший отличительный признак человека — позволяет людям общаться и точно и образно выражать мысли, человек имеет широкий спектр невербального символического поведения важного не только для подкрепления смысла слов, но также для самовыражения того, что невозможно передать через слова.

Речь и пение, по мнению Гердера и Руссо, произошли от одного и того же источника; этого взгляда придерживается и крупный авторитет в области языка О. Есперсен. «Первоначально слова-тона были частыми, но бессмысленными, — замечает он, — впоследствии они превратились в некоторые языки, в то время как в других случаях они стали использоваться для распознания чувств».[9]

Кроме того, Есперсен отмечает, что в страстной речи голос имеет тенденцию к колебаниям, а дикари все еще используют песенную манеру речи. Эти факты позволили ему прийти к выводу, что «в истории некогда было так, что любая речь была песней, или, точнее, когда-то эти два действия еще не были дифференцированы».[10]

Вильгельм фон Гумбольт в свое время предполагал, что пение исторически предшествовало речи. «На любой стадии истории кочевая орда в дикой местности уже имеет свои песни, — говорит он, — ибо человек как род есть поющее существо…».[11]
Любовь

Человек нуждается в любви и в том, чтобы быть любимым. Доказано, что отсутствие выражений любви, нежности, ласки, привязанности в отношениях между людьми часто приводит к тяжелым физическим и психологическими последствиями.

В конце XIX — начале XX веков сотрудники европейских и американских детских домов отмечали, что смертность подкидышей в возрасте менее одного года, помещенных в эти дома, достигала порой 100 %. Этот синдром был так распространен, что многие работники детских домов считали младенцев-подкидышей совершенно безнадежными, поскольку заранее были уверены, что такой ребенок был обречен на скорую гибели.[12]

Долгое время ученые не могли определить причину этого явления; казалось, она не состоит в бедной диете или в отсутствии одежды или защиты. В конечном счете, причина ее была выявлена в одном из немецких домов для подкидышей. После найма пожилых женщин, ухаживающих за детьми, общающихся с младенцами, малыши начали сохраняться. Эти старые леди большую часть времени стремились проявить любовь к каждому младенцу, которые раньше умирали от недостатка любви.

Любовь и привязанность, сообщались младенцам тремя способами: через разговор, пение и прикосновение. Для подобного способа коммуникации с малышами психологи создали особый, трудно переводимый на русский язык термин «motherese» и рекомендуют применять особым способом интонируемый разговор, который применяют матери в общении со своими младенцами.

Музыкальные аспекты motherese критически важны не только как средство языкового приобретения, но особенно для коммуникации эмоций. Задолго до того, как самые маленькие дети начинают говорить, они прекрасно распознают эмоциональное содержание речи, заложенное главным образом в музыкальных характеристиках motherese.

Ребенок отвечает не на вербальный контекст речи в motherese, а на музыкальные ее характеристики: сочетания высоты, тембра, динамики и ритма. Так, фраза «ты уродливый ребенок», произнесенное в мягкой тихой, песенной манере будет иметь более позитивный ответ, чем фраза «ты прекрасный ребенок», если ее прокричать злым голосом.

Поскольку выражения нежности, ласки, любви, привязанности для человека очень важны, он изобрел множество способов их выражения через искусство и особенно музыку, ставшую великолепным средством передачи состояния любви.

Колыбельные песни и любовные баллады, погребальные и свадебные песни показывают, что музыка является мощным средством передачи чувства любви. Человечество изобрело многочисленные способы разделения и выражения любви. Национальные антемы и церковные гимны демонстрируют, каким образом музыка используется для выражения любви к школе и друзьям, к стране, к Богу.

Поскольку поведение человека не инстинктивно, но приобретаемо, младенец уже в самый ранний период жизни приобретает многие важные элементы человеческого поведения. Наиболее физиологически и психологически важным в этот период является теплое, «любовное» поведение.

Младенцы научаются любить почти непосредственно и сами воспитываются любовью. Важность взаимоотношений, основанных на любви, невозможно преувеличить.[13] К числу «музыкальных» путей передачи любви можно отнести слушание музыки, колыбельных песен, сочетающихся с качанием, поглаживанием, похлопыванием, нежным и богатым по интонации разговором.

Система коммуникации имеет двухканальную структуру. Дети учатся не только получать любовь, но и дарить ее. Вокализация — есть первая попытка выражения ребенком своих чувств. Уже в первые несколько дней, младенцы устанавливают взаимоотношения со своими родителями через крик.

В первые несколько месяцев жизни, они развивают широкий диапазон разновидностей крика, который формирует особого рода язык младенца. Развитие вариантов крика — важно для эмоционального развития ребенка, информирования родителей относительно своего состояния и для развития языка.

Поскольку вокализации младенцев не вербальны, музыкальные средства (манипуляции высотой, тембром, ритмом и динамикой) составляют основу их коммуникационной системы.

Следует учесть, что любовь передается далеко не в любой музыке. Музыка, в которой преобладает чрезмерная громкость, резкость, грубость, слишком частая ритмическая пульсация, используются инфразвуки производит на любой человеческий организм резко отрицательное воздействие.

Игра

Человечество проводит много времени в деятельности, которая не является необходимой для биологического сохранения: атлетические соревнования, чтение, просмотр телевизионных передач, посещение концертов. Такого рода деятельность именуется игрой.

Важным элементом жизни человека стали праздники. Во всем мире человек всегда находит поводы для празднования. Кроме дней рождения, свадеб, религиозных праздников люди празднуют приход весны, сбор урожая и т.д. Праздники составляют важную часть человеческой природы, причем редко праздник может обойтись без музыки.

Искусство и праздники взаимосвязаны, Искусство есть разновидность креативной игры. Манипуляция объектами, идеями, и сенсорными материалами, фантазия человека рождает произведения искусства, доставляющие человеку эстетическое удовольствие. В музыке манипуляция и экспериментирование со звуками составляют корень творческой композиционной деятельности.

Согласно теории Дж. Донована, звук особо приспособлен к тому, чтобы стать символическим, поскольку внимание к нему не вызвано никаким утилитарным мотивом. «Пассивность уха позволяет звуковым впечатлениям закрепляться в сознании всегда — когда эти впечатления представляют интерес для доминирующих желаний животного и когда не представляют.

Далее, эти впечатления достигают сознания, так сказать, прежде чем желание может проверить их право на вход, прежде чем эти впечатления могут быть уничтожены одним лишь поворотом головы».[14]

С. Лангер развивает эту мысль: «Поскольку шумы обладают для нас глубинным и господствующим значением, а ухо закрыть невозможно, они особенно хорошо подходят для того, чтобы стать «свободными» единицами там, где у них не будет никакой биологической ценности и они будут использоваться воображением в чистой игре».[15]

Юмор — есть особый род игры, дающий большое наслаждение благодаря неожиданным ситуациям, рождающим чувства веселья и радости. «Музыкальная шутка» Моцарта — лишь один пример.
Религия

Человек отмечен духовной природой. Священник, шаман, раввин, пророк, монах, муэдзин — все они пытаются ответить на духовные вопросы. Религиозная практика и музыка тесно связаны, поскольку имеют дело, прежде всего, с внутренними чувствами, эмоциями, представлениями, нежели с внешними фактами. Стремление углублять религиозные чувства с помощью музыки человечество использовало на протяжении всей своей истории.[16]
Технология

От времени, когда мы научились контролировать и использовать огонь до эпохи компьютеризации человек прошел огромный путь технологических изобретений, благодаря которым расширились способности и границы его физических возможностей.

Фактически, все музыкальные инструменты, используемые для создания звуков, находятся за пределами возможностей человеческого голоса. Без технологических достижений в области создания музыкальных инструментов был бы невозможен прогресс в музыкальном искусстве.

В свою очередь «великие достижения в технологии были бы невозможными без человеческого стремления к исследованию новых направлений в художественном творчестве».[17]
Знания

Одна из уникальных черт человека есть естественная склонность к поиску знаний, неуёмное стремление к познанию. Знание может приобретаться с помощью органов чувств. Некоторые вещи мы познаем через слушание. Слух начинает функционировать в последние несколько месяцев утробного развития, а младенцы узнают голоса своих матерей.

Музыка есть важный способ познания. Многие стороны жизни человек познает через колыбельные песни, религиозную музыку, популярную и коммерческую музыку (включая музыку, используемую в рекламе, фильмах и телевизионных шоу), народную и классическую музыку.

На поверхностном уровне человек способен усвоить азы музыки. На глубоком уровне через музыку он может лучше понять иностранную культуру. Наконец, на самом глубоком уровне благодаря музыке человек может больше узнать о самом себе и приобрести понимание человеческих состояний, выраженных через музыку.
Эстетическая сензитивность

Во все времена и повсюду человек искал путь к созданию прекрасного. Различными способами он украшал свое тело, одежду, жилище. Манипуляция звуками, зрением, пространством и движением показывают, что искусства отражают художественный опыт человечества, выражают его уникальную способность экспериментировать с нашим естественным миром, создавать и воспринимать прекрасное.

Отмеченные 10 идентификационных признаков — это лишь некоторые пути, продвигаясь по которым, в ходе эволюции человек стал уникальным животным. На каждом из этих путей значительную роль принадлежит музыке; она оказывала значительное влияние на весь ход филогенеза и культурогенеза.

В ходе биологической эволюции человека сложились предпосылки элементарной музыкальности, можно сказать, задатки музыкальности, присущие любому человеку.

Поэтому представляются бессмысленными вопросы о целесообразности или нецелесообразности обучения детей музыке, массовом, а точнее всеобщем музыкальном воспитании, ибо все люди имеют для этого задатки, развить которые, на благо воспитуемого, задача родителей, общества, воспитателей и педагогов.

[1] Притчи 6:6 (Библия. — М: Российское библейское общество, 1994. — С. 652).

[2] Об инстинктивном поведении см.: Lefrancois, G. Psychology for Teaching. 3rd edition. Belmont, CA: Wadsworth Publishing Co,m 1979.

[3] Dubos, R. Celebration of Life. New York: McGraw-Hill Book Co., 1981.

[4] Ю. Лотман ввел понятие «избыточность культуры», смысл которого заключается в том, что продуктов культуры со временем становится все больше и больше и отдельный человек уже давно не в силах «переварить» весь объем культурного наследия не только в целом, но даже в довольно узких областях культуры. К примеру, нет человека, знающего или хотя бы бегло знакомого со всеми литературными произведениями, созданными человечеством; нет человека, хотя бы однажды прослушавшего все музыкальные произведения, созданными людьми; нет человека, знакомого со всеми научными фактами, добытыми человечеством.

[5] Philosophy, VIII (1933), 31. P. 301 — 317. Эта мысль получила дальнейшее развитие в другой замечательной работе Бёрнса «The Horizont of Experience» (1934).

[6] В 1892 году Р. Л. Гарнер опубликовал книгу «Речь обезьян», в которой заявил, что узнал около 40 слов обезьяньего языка. Однако тщательные исследования ученых полностью опровергают выкладки Гарнера.

[7] Furness W. H. Observations on the Mentality of Chimpanzees and Orang-Utans // Proceedings of the American Philosophical Society, LV. 1916, P. 281-290.

[8] Yerkes R. M. and Yerkes A. W. The Great Apes. 1929. P. 569.

[9] Jespersen O. Language. P. 418, n.

[10] Ibid. P. 420.

[11] Humboldt W. V. Die sprachphilosophischen Werke. Ed. Steinthal, 1884. — P. 289.

[12] Таким условиям было дано особое наименование — «маразм» (греческое слово означает «утраченные»).

[13] Не случайно главный труд японского музыканта-педагога С. Судзуки называется «Воспитание любовью».

[14] Donovan J. The Festal Origin of Human Speech, part I. P. 499.

[15] Лангер С. Философия в новом ключе: Исследование символики разума, ритуала и искусства: Пер. с англ. С.П. Евтушенко /Общ. ред. и послесл. В.П. Шестакова. — М.: Республика, 2000. — С. 169.

[16] Правда, роль музыки в религии часто осознанно ограничивалась в пользу слова, а по сути существует принципиальная разница между светской музыкой и музыкой религиозной, подобно тому как картина отличается от иконы; в первом случае мы разглядываем изображенное, во втором — икона смотрит на нас.

[17] Farb, P. Humankind. New York: Bantam Books, 1978, p. 75.

Источник: http://www.health-music-psy.ru/index.php?page=musykalnaya_psychologiya&issue=01-2008&part=2_frolkin_music

Категория: Cтатьи | Добавил: Ivan (07.06.2009)
Просмотров: 648